Добро пожаловать на познавательный портал о городе Тарту на русском языке: Тарту - Юрьев - Дерпт ۩
Пятница, 15.11.2019, 13:32 Приветствую Вас Гость



Главная | Регистрация | Вход

Точное время
Погода
Меню сайта
3D-панорамы
Виртуальный тур по Тарту
Партнеры


Культурные события
Культурные события в Тарту

Культурные события в Эстонии
Билетная касса
Piletilevi.ee
Радио онлайн
Визы
в Эстонию

Посольство Эстонии в Москве
Генеральное консульство Эстонии в Санкт-Петербурге
Посольство Эстонии в Минске
Посольство Эстонии в Киеве


Оформление Визы в Эстонию

PONY EXPRESS визовый сервис


в Россию, Украину, Беларусь

Посольство России в Таллинне
Канцелярия консульского отдела посольства в Тарту
Посольство Республики Беларусь в Эстонии
Посольство Украины в Эстонии

Обзор СМИ
Tartu Postimees

Информационный портал Delfi

День за Днем

Столица
Контакты


Копилка - помощь сайту

Анализ веб сайта

10. - Препирательство Русского посла с Ревельским магистратом пред началом Ливонской войны. (До 1553 г.).

Посол великого князя Федор Дмитриевич Сырков (Tzirku) приказал вам говорить: он прибыл к вам в Колывань по повелению великого князя Ивана Васильевича и от его советника (Raden) и наместника вел. Новгорода, приказавшего от имени великого князя пожелать вам здравия и передать вам наше челобитье.

И вы посылали встречать меня не как посла и тем меня обидели. Ваши магистр, архиепископ (Дерптский) и епископы (Эзельский и Ревельский) встречают послов нашего государя с честью и для отдачи поклона приглашают их в ратушу, в сопровождении «добрых» людей. А вы выслали меня встречать ваших городских служек и подобной встречей посольства наносите вы оскорбление нашему государю и нам. А когда я прибыл к вам, в ваш город, сопровождаемый вашими людьми, то проводник не указал дома, где мне должно было поместиться. И вы то делаете не гораздо. Когда приезжает в Новгород, к великому князю, посол магистра, то Новгородские наместники тотчас высылают, для встречи, приветствия и охраны добрых людей, дабы с честию проводить их на постоялый двор, дабы послу и его людям не приключилось какого либо вреда. Так поступают в Новгороде. А когда наместник посылает за ними, за тем, чтобы им отдать ему поклон, то присылает к вашему послу добрых людей на конях для охраны их на пути к нему наместнику, и были ваши послы, отдавая поклон наместнику, на конях. А (когда) я прибыл к вам, в Колывань, то был вами обижен и на моих людей напали два человека и избили их, и то были вероятно ваши люди…. И я посылал к вам и требовал, чтобы сыскали с них, а вы не хотите дать мне суда; и то супротив нашего вел. князя и государя: ежели он повелел прислать меня сюда, то следовало бы вам охранять меня. Я не намерен начинать ссору с вашими людьми, я прибыл к вам по делам. Приношу жалобу на ваших людей.

Вы прислали ко мне «добрых» людей ратманов Курта и Ханса Брокена, чтобы известить меня о том, когда мне явиться к вам, в ратушу. Я, по вашему приказанию, выслушал слова ратманов, чтобы мне явиться для разговора в ратушу, в пятницу. И посланы мы от имени вел. князя, а прислали вы ко мне людей с бранью и ссорой, и к таким людям я отнесся с презрением. Я хочу исполнить поручение по повелению вел. князя и по приказу наместника. Ежели не окончу дело, как повелел вел. князь, то опасаюсь подпасть под гнев моего государя. Послан я к вам и целовал я крест моему господину вел. князю на том, чтобы государя моего дело окончить по справедливости и намерен я с вами переговариваться о деле моего вел. князя, как на то крест целовал и по приказу, а не так, как вы хотите. Хочу верно послужить моему государю, пославшему меня доправить дела по его приказанию и воле ко благу великокняжеской земли. Когда ваш посол заключал в Новгороде перемирие, то мой отец целовал крест магистру по перемирной грамоте и перед всей землей Новгородской, и целовали крест (также) ваш магистр, архиепископ и епископы, бургомистры и ратманы от всей Ливонской земли. А потому ваши Колыванские бургомистры и ратманы должны относиться как следует к нашему государю и не обижать его (посла) такими людьми. Я прибыл через рубеж не для досады, я не (то, что) Герасим посланец Ивангородский. Я хочу бить челом точно также, как это делают ваши послы перед наместником Новгородским, по старинной грамоте, как прежде велось между вел. князем и магистром. Так скажите же мне: хотите ли вы меня признать, как его посла, по старине, так, как принимали с челобитьем ваших послов, или не хотите? От вас зависит - предстать ли мне именем вел. князя и выслушать меня как посла моего государя, или не принимать меня. Вы выслали ко мне (не добрых) людей и Якова, а вел. князь приказал послать меня с земскими и государственными делами…. И приказано мне с вами говорить о всех делах и вам бы нашего государя вашей непристойностию не гневать. Наш государь, вел. князь, приказал своему Новгородскому наместнику послать меня к вам, дабы между нашим государем, великим князем, и вашим магистром до окончания (срока) перемирной грамоты не происходили раздоры и кровопролития, а если бы и случился перерыв из-за лихих людей, то обеим сторонам быть по закону и без хитрости и по крестному целованию, и чтобы лихие люди нашего государя вел. князя и вашего магистра зла не чинили и крестной грамоты не нарушали. Я прибыл к вам не с тем, чтобы ссориться и не для зла вашей стороне. Я прислан не для раздора, а для мира; вы же сами хотите начать ссору и нарушать перемирную грамоту и крестное целование, не желая принять от имени вел. князя его посольство и выслушать мои речи. Сюда давно не было посольства вел. князя. Было посольство в Колывань Василья Тушина (Tusyn), это было 33 года тому назад: вы о том теперь не знаете и не хотите меня принять как посла, по старине, согласно перемирным грамотам, когда я желаю с вами переговариваться о делах моего государя….. Ежели речь моя вам неприятна и вы мое поручение не хотите принять согласно старым перемирным грамотам, то скажите мне о том, тогда все лихие дела пойдут от вас, от ваших бургомистра и ратманов, а не от бояр и наместников Новгородских. Ежели же действительно намерены переговариваться со мной о делах моего государя, то вышлите ко мне добрых людей, как и я к вам посылаю...., дабы ни от меня к вам, ни от вас к нам не было раздора. А вы упустили выслать ко мне в пятницу вашего ратушного слугу, - по этой причине я, как следовало, не прибыл к вам в ратушу, и вы тем учинили нашему государю бесчестие, а нам позор. И не присылайте ко мне более по делу таких гонцов, кои производят путаницу и раздор. И я не пойду к вам пешком и не желаю видеть со стороны ваших людей поношение…, а хочу к вам в ратушу приехать на коне и с проводником. Буде же эта речь моя вам не поправится, то дайте мне о том знать.

11. - Жалоба Ивангородского наместника на притеснения русских купцов в Колывани (1558 г.). 

Великого князя царя (Keyser) Ивана Васильевича, Божию милостию царя и государя всея Русии и вел. князя, боярин (Rath) господин наместник Ивангородский Иван Иванович Колычев приказал бить челом вашим бургомистрам и ратманам и спросить о их здравии и как они живут. Велик. князя государя Ивана Васильевича Бжию милостью царя и государя всея Русии и вел. князя боярин и наместник И.И. Колычев приказал сказать вам бургомистрам и ратманам нашему посланному к вам Герасиму Долгову: засажен у вас в Колывани нашего государя царя и повелителя всея Руси купец Ивангородский Лука Юдин сын. И вы его не за вину засадили, не имев на то достаточной причины, и напрасно его мучаете в темнице. И со стороны нашего государя Ивана, Бжию милостью, царя и повелителя всея Русии, и со стороны купцов Новгородских и Ивангородских за него (Юдина) предлагают поручительство, и вы не согласились на то и взяли себе все его добро и без вины держите в темнице. И вы, бургомистры и ратманы, чиня великое насилие и неправду купцам нашего государя Ивана, Бжию милостию, царя и повелителя всея Русии, тем рушите крестное целование и перемирную грамоту. И вы, бургомистры и ратманы, того Луку Юдина сына освободите из темницы и выдайте ему забранное у него добро. А было со стороны людей нашего государя вел. князя вашим Колыванским людям какое-либо своевольство, то мы, сыскав, учиним управу между вашими людьми и людьми нашего государя, по перемирной грамоте и крестному целованию и, буде они виновны, я вам также дам управу.

Также Иван Иванович приказал вам бургомистрам и ратманам говорить:

Били мне челом люди нашего государя Смеско (Мишка?) Максимов сын и его брат Онаско Максимов сын Вышин о том, что вы у себя в Колывани засадили в темницу купца нашего государя Максимку Рыбникова и Мишкина отца и брата Онаски, и вы их держали без вины в темнице и замучили до смерти и сказывали они, что было у него добра и получки с других людей до ryg (?) марок. И то добро вы сыщите по закону и по крестному целованию и перемирной грамоте возвратите его Онаскину брату.

И бил мне челом купец вел. князя из вел. Новгорода Олексей Мазгов и прислал мне с нашим Ивангородцем грамоту и жалуется на вашего Колыванского немца на Керстиана (Христиана), на браковщика, что тот его бил и рвал за бороду. И гораздо ли было то чинить вашим людям и срамить неповинного человека? И тот (проживающий) у вас купец нашего вел. князя известной в Новгороде человек. И вы бы, бургомистры и ратманы, сыскали это дело без хитрости и по закону и купцу Олексею дали суд над немцем. У нас в государстве вел. князя царя и повелителя за осрамление такого человека, сыскав, за бороду….. руку и бьют плетьми. И вы бы об этом верно розыскали по перемирной грамоте и по крестному целованию.

Также бил мне челом из вел. Новгорода Яков Колотсник (Калашников?) на вашего Колыванского немца на Ханса…….. о том, что немцы с тем Яковом Калашниковым в вел. Новгороде, в прошлом посту вели торг и немец Ханс принял от Якова 30 тысяч рухляди, за которые этот Яков получил 10 бочек вина……, и 10 ….., и 51…., и 15 лофов шпанской скарлатовой краски, а остальное должен был получить серебром 15 марок без 1 рубля и 5 денег новгородских, и должен был уплатить 52 ефимка пошлины и просил отсрочки 14 дней, и постом пришла к нам просьба (жалоба), что не заплатил. И ваши люди поступают так с нами не гораздо. Чтоб вы эту (жалобу) сыскали и приказали выдать (Якову), что следует, и издержки его приказали уплатить ему по перемирной грамоте и крестному целованию.

12. - О московских обстоятельствах следующие пункты были переданы в Краков всепресветлейшему королевскому польскому величеству, 1578 г. 18 октября. (Из Ревеля).

Краткое и простое донесение о кровожадном наследственном враге христианства, о Московите, в котором изображено, как ныне его военная сила ослаблена и почему при сих обстоятельствах лучше ныне, чем в другое время начать с ним войну.

Когда Московит намеревался идти (войной) на Полоцк и его осадить, то, не доходя 10 миль до этого места, было получено им известие-грамота или запечатанное приказание, что там в Москве 7600 (?) бояр согласились убить великого князя и решились на то за его ужасное тиранство. Известясь о сем, бросил он войско и по почте (?) возвратился в Москву, так что, как всем известно, в то время осада была оставлена. И получив донесение, Московит (царь) составил особый народ, названный им Опричиной, предоставив власть убивать всех тех бояр с их семьей и приятелями, которые против него замыслят. И те опричники, одетые во все черное, продолжали несколько лет неистовствовать, по своему обычаю убивать воевод, бояр, не считая холопов или слуг, до 4000 дворян.

Во вторых. При осаде Ревеля и в окрестностях его Московит, всего на все, из своего войска потерял до 10,000 ч. Полагаем, что не менее того также во владениях Рижского архиепископа около Пернова и в Вике.

В третьих. Около 10 лет назад выжгли у него Крымские татары Москву и тогда погибло у них войска не менее как 300,000 ч.

В четвертых. Всемогущий Бог, в справедливом гневе своем, покарал его (Московита) моровой язвой, так что, как уверяли, в его земле умерло до 250,000 ч., и та язва также не пощадила (его) войска.

В пятых. После того в его земле наступила страшная дороговизна и много тысяч людей умерло от голода.

В шестых. В Ливонии 68 (?) значительных или малых укрепленных мест, и между ними два важнейших Ревель и Рига, и эти замки и бурги по большей части, к сожалению, в руках Московита и (потому) необходимо ему там содержать лучшее свое войско, и при вторжении, ему невозможно будет им располагать.

Да поможет правдивый и милосердый Бог христианскому монарху и потентату наступить на него (Московита) с 15 тыс. пехоты и 5 тыс. конницы и с ними идти на Псков, а затем и на Новгород, и, разорив эти места (Stifte), - на Нарву, осадить и взять ее. Весною, без особого затруднения, можно будет по воде доставить туда орудия. В Нарве можно добыть 80 ластов ружейного пороха и знатные пушки. Взятием Нарвы прекратится морское судоходство и подвоз водою (Московитам).

Ежели неприятелю дать время, то оба места (Hofe), не говоря о других христианских важных крепостях в стране, как Ревель и Рига, могут быть им покорены и удержаны. Так, по верным известиям, бедный Ревель, страдающий от войны уже 21 год, дошел до того, что, без помощи и выручки, не в состоянии отразить нападения упомянутого врага и эта важная крепость от лишений и голода будет вынуждена покориться, от чего Боже нас сохрани. И надо будет тогда ожидать того, что общий ненасытный враг христианства занесет свою ногу, к общему ужасу, далее - в Пруссию и Литву, ежели его упомянутая кровожадность не будет остановлена милостивым Богом, а также помощию потентатов, о чем нужно молить Бога.

13 - Вести из Москвы. Письмо к бургомистру королевского города Ревеля Хейнриху Лантингу из Нарвы 1610 г.

Прибыл сюда (в Нарву) Грамбейнов дядя, Иоахим Грамбейн, и передавал, что наши, именно Понтус Делягарди, сообща с Московитами, нанесли большой вред войску поляков и их шайке. Много в деле этом полегло поляков и русских. После того возникли среди их несогласия и поляки придумали ложного великого князя Димитрия. Затем в их таборе (так называется их лагерь) который был хорошо укреплен валом и частоколом и находился в 4 милях от Москвы, между поляками и русскими произошел бой и русские требовали от поляков своего великого князя Димитрия. Наконец поляки оставили свой табор и одна часть пошла в Колибу (Colliba) в 60 нем. милях от Москвы, а другая в Велюки (Welluka). Этот Грамбейн сам был в таборе и говорит, что там оставлен большой запас муки и зерна, который и был отправлен в Москву.

Рассказывали также, что король польский потерпел под Смоленском большое поражение и отошел оттуда в Польшу, - о том, что прибывшие из Москвы люди говорили, что будто бы Ракусины (Rakusiner, Рагоци?) и польские чины хотят провозгласить королем польским некоего Батория из Семиграда. Со временем узнаем о дальнейшем.

21-го сею месяца происходила схватка наших (немцев) с Ивангородцами и из них 11 были взяты в плен. . . Пленные стрельцы уверяют, что Димитрий (2-ой самозванец?) был убит и что поляки совсем ушли и что под Смоленском король польский потерпел большое поражение и лишился там своих орудий. Также что они (поляки?) посылали за помощью в Дерпт, - там вербовать (людей), но им отказали, дав такой ответ: если бы и были у них люди, то они нужны им самим. Таким образом они оттуда никакой помощи не получили. Надеюсь, что в скором времени с нашими Ивангородскими соседями лучше будет. Воевода, бежавший с боярами и знатными гостями из Пскова, принят был великими князьями, в Москве, с великой милостью и пошел с 4000 войска ко Пскову, для осады его... Эрварт Хорн с своим (шведским) войском стоит в Старой Руссе. К нему подойдет еще более (войска). Наместник из Нарвы вышлет туда орудия.

Я считал своим долгом оповестить вас о всем этом и пожелать г. бургомистру здоровья и пр.

Нарва, 23 апреля 1610 г.

(пер. А. А. Чумикова)
Текст воспроизведен по изданию: Акты Ревельского городского архива 1450-1610 гг. // Чтения императорского общества истории и древностей российских, Книга 4. 1898

Язык сайта
Новости сообщества
Наши проекты
Поиск по сайту
Поиск по сайту www.dorpat.ru
Телепрограмма
Вход на сайт
Радиостанции Тарту
Радиостанции Тарту
Праздники Эстонии
Праздники Эстонии
Статистика сайта


Участник Премии Рунета 2012
Яндекс.Метрика

Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


www.copyright.ru